“Горбатый запорожец” – к 100-летию со дня рождения Шахно Мордуховича Кауфмана

22 октября 2015 года – ровно 55 лет выпуска (1960 год) знаменитого первого советского «народного» автомобиля – «горбатого запорожца». Одним из его создателей был Кауфман Шахно Мордухович, работавший в то время главным конструктором Мелитопольского моторного завода, перешедшего с выпуска дизелей на выпуск двигателей для “запорожцев”.

20 ноября 2015 года нашему дорогому Бате исполнилось бы ровно 100 лет.

Батя был очень хорошим человеком, его любили все – и близкие, и подчинённые, и дети, и мужчины, и женщины. К тому же был отец не просто добрым и душевным, но ещё и человеком интереснейшим, обладавшим яркими талантами как технического, так и художественного свойства.

Начну с талантов технических (хотя и в них, как увидите, проявлялся отцовский природный артистизм).

Написал Батя книгу об уходе за «Запорожцем», и книга эта мгновенно стала редкостью. И не зря. Отец дело своё знал великолепно.

К тому же многие неисправности двигателя определял на слух. Мне посчастливилось быть восхищённым свидетелем его выступления в переполненном зале клуба автомобилистов в Москве (это было рядом с Главным Почтамтом у метро Кировская – теперь Чистые пруды, если не ошибаюсь). После лекции по материалам книги, последовавших за ней ответов на кучу записок и устных вопросов началось редкое цирковое представление – отец вышел во двор, весь забитый “запорожцами”, владельцы по очереди заводили их двигатели, а батя уверенно ставил диагнозы типа: “стучит правый клапан второго цилиндра”, “нужно заменить такой-то подшипник”, и т.д.

Нужно было видеть восхищённые и благодарные лица владельцев “запорожцев”!!! Нелишне добавить для ясности, что ни о какой плате в подобной ситуации отец и помыслить не мог – не та у него была закалка и не та жизненная философия.

Продолжу с безмерным удовольствием об артистизме. Не было для нас с братом большего наслаждения, чем видеть отца пришедшим домой обедать (папа почти всегда, если не было на заводе ЧП, приходил обедать домой – идти было минут 20). Приходил почти всегда в хорошем настроении. Атмосфера в доме немедленно возникала праздничная. Мама в буквальном смысле бросалась Бате на шею: “Сашенька пришёл!”. Отец шутил и вдохновенно лицедействовал, а мы хохотали над его шутками и розыгрышами до колик в животе, остановиться было абсолютно невозможно. Тут были и пародии на знакомцев, выполненные на уровне лучших профессионалов, и подражания Чарли Чаплину или Аркадию Райкину, уморительные изображения пьяниц, и т.п.

Стоит добавить, что в нашей (немаленькой по тем временам) квартире в Мелитополе собирались большие компании друзей-соседей-сослуживцев, человек 20-30, и папа всегда был, что называется, душой этих компаний (частые взрывы хохота в гостиной не давали нам, детям, заснуть, так что вспоминаю наболевшее :)) ). Кстати, братец Кюф, достойный продолжатель Батиных традиций, стал собирать у нас дома уже по 30-40 своих приятелей-приятельниц :)).

Жизненную позицию отца характеризует и такой эпизод. Когда мы с Кюфом уехали из Мелитополя учиться соответственно в Москву и в Питер, отец посчитал, что такая большая трёхкомнатная квартира для них с мамой слишком велика (с учётом уровня жизни окружающих), и обменял её на соседскую двухкомнатную. Опять добавлю для ясности, что ни о каких доплатах нам нельзя было даже заикаться, хотя времена в целом были уже другие, и доплаты при неравных обменах стали нормой.

Феноменальное бескорыстие не помешало Бате несколько раз воспользоваться своим служебным положением в личных (точнее, в моих 🙂 ) интересах.

Во-первых, именно отец устроил меня учеником электрика на свой завод, где я сначала с интересом и удовольствием учился у мастеров с высшими рабочими разрядами, а затем особенно с ними сблизился, когда оказался способным помочь своим недавним учителям осваивать тогдашние новинки – автоматизированные системы управления дизелями.

Во-вторых, мне посчастливилось съездить с отцом и ещё двумя инженерами в испытательный пробег на автомобиле по Крыму. Чтобы полностью загрузить машину, на испытаниях обычно на свободном кресле укладывали мешок с песком весом в 50 кг – именно в качестве такого мешка меня и взяли :). Особенно ярко запомнился потрясающий скоростной подъём с побережья по серпантину на Ай-Петри за 25 минут.

В-третьих, отец научил меня водить автомобиль. Своего автомобиля у Бати тогда не было, но зато в его распоряжении были заводские иномарки, предназначенные для сравнительных испытаний с “запорожцем”. Так первым автомобилем, за руль которого я сел, оказался знаменитый микро-автомобиль BMW-Chizetta – жучок с открывающейся вперёд(!) дверью. На нём я позже с разрешения отца даже возил детей из нашей любимой Кирилловки в Степок вдоль узкой полосы пляжа – Федотовой косы – между Азовским морем и знаменитым целебным лиманом c известной на всю страну грязелечебницей.

Приятно вспоминать нашего дорогого Батю – вечная благодарная память!!!

Просмотров: 128

Комментариев к записи: 4

  1. Ира Волынская:

    Для меня дядя Саша был самым любимым из всех родственников. В детстве я обожала, когда он приезжал в Киев, т.к. чаще всего останавливался у нас. С юных лет дядя Саша был для меня образцом мужчины и мужа. И вообще их союз с тетей Эдей казался мне удивительно гармоничным и счастливым исключением из многих виденных пар.Я была довольно застенчивым подростком, и единственный дом,где мне было комфортно-это дом дяди Саши и тети Эди. Я очень любила приезжать в Мелитополь.Мне нравился круг общения вашей семьи, и я даже считала, что в Мелитополе какое-то особое общество. И только много позднее я поняла, что эту ауру создавали тетя Эдя и дядя Саша.Я всегда вспоминаю необыкновенные вечера в Кирилловке, в беседках над морем,где собирались порядка 20-30 человек, и дядя Саша был Центром всеобщего внимания, и самое интересное и ценное, что было все совершенно естественно.А позже к нему стал присоединяться Кюф, и как же это было здорово! Виталик, спасибо за некоторые подробности профессиональной деятельности папы, о которых мне не было известно. Вечная благодарная память необыкновенному человеку!

    • Впечатлён и растроган, дорогая Ирочка! Впрочем, разве могла написать слабее дочь великолепного Учителя русского языка и литературы – Шевелины Яковлевны Ципенюк – нашей незабываемой тёти Шевы! 🙂
      В связи с твоим замечанием о профессиональной жизни папы. Чтобы её осветить достойно, короткой заметки уж точно маловато. 🙂 Сейчас добавлю лишь, что уже после своих 50-ти Батя по собственной инициативе занялся совершенно новым для себя и довольно необычным для пожилого инженера-механика делом – создал на родном своём заводе первую автоматизированную систему управления производством (АСУП), а вместе с ней и замечательную команду молодых энтузиастов перспективного дела. Кстати, на этапе погружения в новую область отец особенно интересовался обустройством машинного зала для АСУП (т.е. специального зала для установки на заводе электронных вычислительных машин – теперь их называют компьютерами :)). Для отцовского стиля работы было совершенно естественным по этому поводу специально приехать в командировку ко мне в Москву. С огромным удовольствием (однако не без понятных опасений из-за свалившейся на меня ответственности 🙂 ), я познакомил папу со своими коллегами – инженерами НИВЦ МГУ. Ребята, конечно, не подкачали – Батя был в полном восторге от их толковых консультаций и показа всего хозяйства в деле. 🙂

  2. Борис Ушерович:

    Ещё раз поздравляю детей и потомков с юбилеем Вашего бати!
    Добавлю пару эпизодов в копилку воспоминаний.
    Владимир Иосифович Фальгенгоф, сейчас ему 88 и он живёт в Гамбурге, бывший зам.гл.инженера моторного завода, вспоминает, что знал Александра Марковича ещё с 1942 года.
    В г. Маркс из Мелитополя был эвакуирован дизельный завод им. Микояна, завод в Марксе выпускал 120мм миномёты, а Александр Маркович работал там начальником цеха, был награждён орденом трудового Красного знамени. 14-летний Володя работал слесарем. В Мелитополе они снова встретились.
    А жена Фальгенгофа Алла 10 лет проработала у Кауфмана в АСУПЕ, была его правой рукой и председателем профбюро, соучаствовала в куче весёлых мероприятий.
    До сих пор считает эти 10 лет самыми плодотворными годами своей жизни.
    Мои родители с Кауфманами и Бяликами были хорошими друзьями.
    Наилучшие пожелания.
    Борис Ушерович, школьный друг Виталия, затем многолетний главный металлург Моторного завода и коллега Александра Марковича Кауфмана.

    • Сердечное спасибо, дорогой Боря!
      Стоит добавить, что Батя был распределён в Маркс после окончания Киевского политехнического института ещё до войны, в 1940 году, и стал практически сразу начальником цеха крупного завода (в 25 лет!). Когда началась война, пять раз уходил добровольцем на фронт (кроме прочего, был снайпером), но так никогда до фронта не доехал – каждый раз его снимали с поезда (как ключевого работника военного завода) на основании специального приказа министра.
       1941: Батя с сыном  перед уходом на фронт. На этом фото 1941г. – Батя прощается со мной перед уходом на фронт.

Оставить комментарий


Translate »